главная
впечатления
проза
публицистика
стихи
разное
сайт Марии Хамзиной
сайт группы «ЧернозЁм»
сайт группы «НЕва»
Горчев Дмитрий
Дневник Лейта в ЖЖ
"Братушка МакМёрфи"
страничка Летунов
клуб стоящей музыки "Мокрые мыши"
Парнас
версия для печати
<<  предыдущая      ::      оглавление      ::      следующая  >>


СТРАШНАЯ НЕДЕЛЯ ОТДЫХА (параноидальный бред на документальной основе).

Безусловно, лето — время отпусков и отдыха, особенно если учесть, что наше сибирское лето — короткое, но малоснежное, и количество солнечных дней, выпадающих на три летних месяца можно пересчитать по пальцам и оценить на вес золота.

Разуверившись в реальности цивилизованного отдыха (то есть у Черного моря, жуя ананасы и рябчиков), мы решили прибегнуть к давнему проверенному способу аутотренинга: палатка, сосновый лесок, речечка и все прочие прилагающиеся к этому прелести природы, например, комары и клещи. И так началась незабываемая, страшная неделя отдыха…

В первый день состоялось общее собрание, на котором решались вопросы о выборе леса и речки, а так же смаковались такие подробности будущего соснового эдема, как палатка, солнце, воздух, голубое озерцо, прозрачное за самого дна и рыба, самолично прыгающая в лодку — всего семь дней великолепия. Нашли на карте подходящее озеро. Его название — Грязное — почему-то не вызвало отрицательных ассоциаций.

День второй ознаменовался прибытием на место. Стали ставить палатки, но в процессе этого богоугодного дела были атакованы зловредными комарами, голодными, как волки, и, кажется, такими же зубастыми. «Комарексы» и прочие «Москитолы» воспринимались ими как некий редкий деликатес, вроде как соус. Наверно, их любимое блюдо — это человек под «Москитолом». Палатки решили ставить по научному, с учетом направления ветра и костра. Договорились, что стоять они будут буквой «г».

И началось долгое сражение Человека-Венца Творения с Палаткой Обыкновенной… Борьба шла с переменным успехом. Палатки проявили настоящие чудеса стратегии, помноженной на подлость, намереваясь незаметно набросится на человека и замотать его в себя, а потом повыдирать из земли все любовно воткнутые в нее колышки. Либо эти гнусные существа делали вид, что на все согласны и всему покорны, но в результате умудрялись встать предельно криво и косо. В общем, все по Джерому.

Буква «г» получилась прописной, да еще явно у человека, страдающего хронической отвратительностью почерка.

День третий. Мечты сбываются… Яркое солнце палило с самого утра. Хорошо и привольно, бабочки и цветочки. А потом решили-таки искупаться и получили первый сюрприз — озеро и в самом деле оказалось Грязным. Его характерная особенность — мягкий полуметровый слой ила вместо дна, начинающийся где-то на метр раньше непосредственно воды. Предельная глубина на ближайшие сто метров — «по горлышко». Смельчаки, входившие в это озеро в целью, например, помыться, выходили из него гораздо более грязными, чем были до купания. Но отважные люди, которые приехали отдыхать и купаться с обреченность смертников отдыхали и купались, отчаянно веселясь в бурой от ила воде и оглашая окрестности душераздирающими криками радости.

Так же замечено было первое появление коров из ближайшей деревни. Коровы близко не подходили, стояли поодаль, наблюдали. Лица у них были какие-то задумчивые, непонятные… Нехорошие у них были лица. И рога у них какие-то… тоже так себе.

Первое мытье посуды… Благополучно миновавшие этой участи со скорбью наблюдали за двумя хрупкими девушками, которые, надев болотные сапоги и вооружившись ведром с посудой, медленно уходили по направлению к Грязному озеру… Уходили, казалось, навсегда…

К вечеру первого дня все загоравшие сгорели до тла. И слышались стоны над лагерем и перемежались они с веселыми песнями…

День четвертый начался проливным дождем. Вспомнив, как под всеобщие издевательства под палящим солнцем мы с любимым укутывали палатку полиэтиленом, я параллельно вспомнила о Боге и еще раз удостоверилась, что он не только существует, но порой вмешивается в дела земные и вкладывает в глупые головы умные мысли.

Дрожащие и промокшие, но мужественно решившие отдыхать до победного конца, мы собрались у костра, который мужественно пытался гореть, не взирая на дождь. Палатки доказали свою предательскую и вредную сущность тем, что протекли все, даже самые непромокаемые. Небо темно-серое, затянутое тучами надолго, если не навсегда, ветер — пронзительный, а чай — пополам с дождевой водой. Затыкаем протекающие места в палатке полотенцем и пакетами с вещами.

К середине дня дождь прекратился, причем явно нехотя, и на тычках у костра тут же были развешаны разного рода тапочки, спальники и прочие промокшие вещи, которые еще можно было спасти. Любимый заматывает палатку скотчем. У нас промокло совсем немого вещей, но среди них оказался кошелек со всеми деньгами, причем бумажными. И еще пластиковая карта сбербанка. На пейджер пришло сообщение от коллеги, и в нем говорится, что где-то далеко, в городе, где люди живут под настоящими крышами, нам дали зарплату.

Пришли коровы. Подошли поближе, помычали. Были безжалостно прогнаны восвояси. На пейджер пришел долгосрочный прогноз погоды. Хотела зачитать публично, но вовремя вспомнила, что гонцам, приносящим дурные вести что-то там отрубали — то ли язык, то ли голову.

День пятый. Привет, а дождь все не проходит… а я с утра не по погоде одет… Или давайте еще эту споем: «Вся земля теплом согрета, и по ней я бегу босиком… Я так хочу, чтобы лето не кончалось, чтоб оно за мною мчалось…» А в словах — тоска по несбывшемуся и решимость нести до конца крест настоящего отдых…

Любимый окапывает палатку.

Пришли коровы, нагадили и ушли. Пастухи гоняют их сюда, потому что таковы географическая особенность этого места — оно со всех сторон окружено Грязным озером, и коровам просто некуда отсюда деться. И всем получается хорошо — коровы пасутся, а пастухи пьют горькую.

На коров посмотрели плохо. Кто-то мрачно вспомнил, что в розовом детстве в деревне у бабушки имел опыт дойки вот такой же рогатой твари. Стали думать о том, что корова — это не только молоко, но и мясо тоже.

С утра какая-то глупая рыба попалась на удочку. Ели уху. С тоски запекли картошку в фольге. Я публично зачитала прогноз погоды. На меня посмотрели плохо.

День шестой. Дождь пошел с новой силой. Любимый продолжает окапывать палатку. Вспомнили о запеченной вчера картошке, решили отыскать ее среди углей и съесть. Рыба отказалась клевать на кузнечиков, и никто не смог ее убедить, что ей это обязательно понравится. Девушки приноровились мыть посуду с резиновой лодки. Теперь на это дело они тратят часа по два, потому что совмещают его — дело — с катанием по Грязному озеру.

Над костром сделали полог. Под ним дымно. Без него — холодно и мокро. Я и еще одна предприимчивая девушка смастерили из полешка, травы и скотча чучело плохой погоды (смутно похожее почему-то на одного из наших общих преподавателей) и ритуально его сожгли.

Пришли коровы. Ели с нами из одного котелка и сочувственно вздыхали.

День седьмой. Дождь прекратился, выглянуло подобие солнца — часа на два. Чучело плохой погоды видимо было слишком маленьким. В следующий раз надо бы сделать побольше. В человеческий рост, например. Или вообще… Человеческие жертвы тоже когда-то практиковались… и ничего. Говорят, помогало.

Любимый прекратил окапывать палатку, потому что настало время ее собирать. Пришли коровы. Просто так, попрощаться.

Дома вдвоем с любимым увидели ванну, долго на нее смотрели, пытались вспомнить что это и зачем… Вспомнили… Столкнулись лбами в дверях.

В холодильнике нашли колбасу. Долго вспоминать не стали, сориентировались интуитивно.

А потом, чистые и сытые, в тепле и под крышей, подумали о том, как же это прекрасно — отдохнуть летом за городом, в лесу…

А потом…

Темной страшной ночью…

Пришли коровы.

——————————

«Дождь», №8 (21), октябрь, 2002 г.

2002 г. © Наталья Сергеева

<<  предыдущая      ::      оглавление      ::      следующая  >>
Добавить страницу в FASQu Добавить страницу в FASQu
галерея
друзья
контакты
форум
 
Дизайн и разработка сайта «Мастерская Интернет Технологий» Business Key Top Sites